Alyosha и Тарас Тополя. Большие надежды

Уже два года, как в семье украинских артистов – певицы Alyosha и фронтмена группы «Антитма» Тараса Тополи – самой желанной музыкой остается беззаботный звонкий смех их первенца Романа.

Выкроить время для интервью с Аленой и Тарасом было непросто. Артисты активно гастролируют,  занимаются волонтерством и каждую свободную минуту стремятся провести с сыном, чтобы быть для него идеальными родителями. Неудивительно, что мы встретились на одной из детских площадок, расположение которых музыканты теперь знают намного лучше, чем других точек на карте столицы.

По доброй традиции мы стали первыми, с кем артисты познакомили сына.

– Алена, Тарас, вы активно гастролируете, воспитываете сына, занимаетесь волонтерством. Как вам удается держать баланс?

Alyosha: Баланс держать очень сложно! Особенно в нашем случае, когда и у меня и у Тараса очень высокая занятость. Но нам помогают наши бабушки и дедушки.

Тарас: Даже сейчас дежурство несет дедушка Вова: следит за Ромкой, который спит.

– Почему у вас нет нянь?

Решили повременить с няней, пока наши родители соглашаются нянчить Рому. Но самое главное, оставляя сына с бабушкой и дедушкой, мы уверены: он будет с любящими людьми, которые никогда его не обидят.

– Рома слушается бабушек-дедушек или устраивает им концерты?

Как раз бабушек и дедушек он очень даже хорошо слушает, а концерты устраивает родителям. Из-за своей постоянной занятости папа и мам так по нему скучают, что согласны любимому сыночку позволить все и вся.

– А кто строже – папа или мама?  Не знаю. Из-за тотальной занятости мы по очереди проводим время с сыном, и можем судить только по рассказам друг друга, кто из нас более лояльный.

У нас действительно бешеная загруженность. Втроем мы встречаемся только дома и исключительно утром и вечером. (Улыбается) Мы настолько ценим эти встречи, что совершенно не против, чтобы Рома вил из нас веревки!

Так что, наверное, мы совершенно нестрогие!

– Берете сына с собой на гастроли, концерты, в студию, путешествия?

На самом деле Рома побывал и на концерте, и в студии, и на гастролях еще до своего рождения. Алена пела с ним до…

… до седьмого месяца включительно. Концерт, которым я закончила свои декретные гастроли, выпал на Новый год. Помню: такой сильный звук, все эти мониторы снизу – и мне в живот. Чувствую, как он там замер бедный, и говорю: «Все, Ромашка, больше не буду, прости маму».

Сейчас Рома много путешествует с нами, бабушка часто забирает его в Запорожье. Мне кажется, он даже любит поезда.

Он сразу начинает ходить по вагону и со всеми знакомиться. Всех трогает, его угощают. (Улыбается)

Он очень коммуникабельный!

В песочнице – душа компании! (Смеется) Недавно зажал девочку на горке и поцеловал.

Сыну крупно повезло, что этого не видела мама девочки, а то пришлось бы жениться! (Оба смеются)

– Коммуникабельность – чья черта?

Я была очень скромной в детстве, так что это папин характер.

Каждый ребенок вырастет коммуникабельным, если родители будут постоянно уделять ему внимание, разговаривать с ним. Моя мама рассказывала, что с детства разговаривала со мной как со взрослым. Очень правильный подход, ведь если ребенок молчит, это еще не значит, что он ничего не понимает. Он все впитывает в себя и со временем будет копировать поведение взрослых, которые его окружают.

– Рокер Сергей Чиграков рассказывал, что вопросы сына часто ставили его в тупик, например: как поют лошадки? А Рома озадачивает вас своими вопросами?

А.: Роман любит спрашивать: «Как думаешь?» Я говорю: «По какому поводу, Ромашка?» А он смотрит на меня игриво и повторяет: «Как думаешь?» Мол, ну давай, придумай что-то.

– Вы «переживательные» родители?

Очень! Меня можно очень быстро разозлить.

– То есть если девочка будет обижать Рому, то получит лопаткой полбу?

Девочка вряд ли получит, но с ее мамой я обязательно поговорю. В принципе, в воспитании я придерживаюсь тактики «мирных переговоров». Но могу и легонечко шлепнуть, если Рома заслужит. Когда он расстраивается, может поплакать, а через время прийти и сказать: «Мама, поцемай». Я целую и наступает мир. Он успокаивается, и тогда я могу ему все объяснить.

– Какое из взрослых занятий у сына самое любимое?

Вчера я готовила томатные печеньки, и Рома мне очень помогал. Я раскатывала тесто, а он чашечкой выдавливал формочки.

Еще он любит убирать! Сегодня помогал пылесосить.

– Алена, Тарас, вы музыкальная семья. Рома дома слушает, поет ваши песни?

А.: Как правило, нет. У нас нет ни телевизора, ни радио, а Роме мы поем простые детские песенки.

Кстати, у него хороший музыкальный слух!

А еще он уже рассказывает стишки. Не полностью, конечно: кто-то из нас говорит начало строки, а Рома ее заканчивает.

– Алена, ты недавно выпустила альбом, Тарас свой еще готовит. Ваша музыка изменилась?

У меня вышел диск «Точка на карте», на iTunes выложена его интернет-версия: 29 песен плюс 30-й бонусный сингл «Мое сердце», клип на который уже можно увидеть на музыкальных каналах. Среди них есть песни, которые прежде нигде не звучали. Это очень старые композиции, я писала их еще будучи Аленой Кучер, которая работала на бэк-вокале у других артистов. Они наполнены вдохновением, энергией, максимализмом, присущим юности, в них можно почувствовать фантастику в плане отношения к жизни.

– Тарас, а какой по счету альбом у тебя?

Четвертый. Мы презентуем его в Киеве 23 мая большим сольным концертом. В него войдут не только патриотические композиции, но и веселые, жизнеутверждающие песни, потому что все устали от войны, плохих новостей и стресса, нужно как-то переключаться. А мы верим, что у нас, украинцев, все будет красиво!

Кстати, я еще ни одной композиции из этого альбома не слышала.

Слышала, просто была занята своими делами!

Скорее, делами Ромы. (Улыбается)

– Но несмотря на то, что все действительно устали от войны и плохих новостей, вы не бросили заниматься волонтерством. Что вами движет?

Мотивация очень простая. Достаточно хотя бы раз соприкоснуться с проблемами людей на востоке Украины из зоны АТО – беженцами, солдатами, медиками, чтобы понять: если сейчас каждый из нас не включится, мы очень скоро лишимся нашей страны, Украины не станет как государства… Тогда, может, легче сразу уехать в Россию и принять российское гражданство?! Если ты считаешь себя гражданином Украины, должен понимать, что сегодня как никогда страна требует твоей поддержки. И если сейчас не пожертвовать своим временем, деньгами, любой другой помощью, то завтра просто не будет, где делать бизнес, воспитывать детей, радоваться жизни.

К сожалению, не многие это понимают. Порой складывается впечатление, что люди живут в параллельной реальности, они согласны жить в любой стране, только бы прекратили стрелять. Но они не понимают, что война на этом не закончится.

Мой родной брат военный, и часто бывает в зоне АТО. И Тарас туда часто ездит.

– Алена, ты спокойно отпускаешь Тараса в зону АТО?

Конечно, нет. Когда они в очередной раз едут на Восток на своем микроавтобусе, я всегда очень переживаю. Понимаю, что они делают важное дело: везут амуницию, медикаменты, провизию для солдат, но не могу не переживать. Они однажды уже попали в аварию из-за скользкой дороги.

Мы разгрузились и возвращались домой, но наш водитель не справился с управлением. Это не было связано с военной обстановкой, такое могло случиться и по дороге с концерта.

Я это понимаю. Отчасти я фаталистка: от судьбы не убежишь. Конечно, я переживаю за Тараса, молюсь, чтобы они успешно добрались, передали помощь и скорее вернулись назад целыми и невредимыми.

– Многие артисты и пиарщики заняли нейтральную позицию. Они продолжают давать концерты в России, оправдываясь, что «музыкант должен быть вне политики». Как вы к этому относитесь?

У каждого своя профессия. Кто-то работает на заводе, кто-то врач, мы музыканты, но все мы граждане Украины. Сейчас не та ситуация, в которой можно говорить: «Я артист, гражданин планеты, и мой талант принадлежит всем…» Я родилась в Украине, хочу чтобы в моей стране все было хорошо. Я буду за нее грудью стоять и считаю, что это правильно.

Нужно быть честным с самим собой. Если ты решил поддерживать политику страны, которая из братской превратилась в агрессора, то делай это честно, не юли. Например:

«Я гражданин страны-агрессора, живу в империи и горжусь тем, что мы делаем, как завоевываем земли» – окей, это твоя позиция, и я приму ее, по крайней мере, она честная. Но мне неприемлема такая позиция: «Да, я украинец. Да, Россия – агрессор. Но у себя дома я зарабатываю мало, а хочу больше – в России, и пусть дома моих соотечественников поливают из «Градов». А я? Поймите, у меня нет другого выхода, мне так нужны деньги, много денег…» Это двойные стандарты, которых я не приемлю. Есть, конечно, исключения, когда артист почти весь заработок в России тратит на медикаменты для аптечек украинских солдат. Но это совсем другая история, и такие случаи единичны. Мы переживаем время, когда нельзя лавировать, оставаться вне политики, а тем более артисту – публичному лицу. Давайте представим, что во время Второй мировой войны артисты Киевского оперного театра поехали гастролировать в Германию, аргументируя: «А мы вне политики, мы против войны, мы за искусство». Думаю, они бы оставались вне политики до первого советского чекиста. Позиция невмешательства: «я за мир во всем мире» и «моя хата с краю» -самая ужасная сейчас.

Это позиция труса. – На каком языке вы разговариваете дома?

Я на русском, Тарас на украинском.

– А ваш сын?

На русском, но он понимает украинский. Просто, к сожалению, я меньше, чем Алена, провожу с ним времени.

– Каким было первое слово Ромы – папа или мама?

Папа.  Да, ладно?!

Серьезно! Мы ехали в машине на вокзал, как сейчас помню, и Роман сказал: «Па-па». Я переспросила: «Что? А ну громче!»

Видимо, я за рулем был. (Смеется)

– А на кого Рома похож?

По-моему, на прабабушку.

На какую из них?

На курносую! По легенде, у нас есть курносая прабабушка.

Почему по легенде? У меня действительно есть курносенькая бабушка Галина Марковна. И у Ромы такой носик.

У него смешные ноздри, сквозь которые можно увидеть мозг. Но это наши самые любимые ноздри на планете! (Улыбается)

– Как вы называете дома сына? И Ромашка и курносик. Шкарапет. Чапа-козяпа.

– Алена, у тебя же было суперхобби – ты рисовала. Когда ты в последний раз брала в руки краски?

Не так давно: я принимала участие в благотворительной акции. Но у меня было мало времени, чтобы насладиться процессом. Мне очень хочется рисовать, но сейчас на это совершенно не хватает времени, и даже не знаю, когда оно у меня появится.

– Кого в плане живописи ты бы могла назвать родственной душой?

Недавно как-то видела фрагмент интервью с российским актером Константином Крюковым. В сюжете показывали его картины. Так вот, ему удалось перенести на полотно то, что я храню у себя в голове! Это и удивило и возмутило меня одновременно. (Смеется) Я даже нашла на Фейсбуке группу фанатов этого актера и написала им: «Если возможно, передайте мне приглашение на ближайшую выставку Константина. Мне очень хочется поближе познакомиться с его творчеством».

– У тебя много картин?

Есть несколько. Первая картина была презентована моему продюсеру Вадиму Лисице (мы договорились: он дарит мне мольберт, а я ему – первую нарисованную картину). Сейчас она висит у нас в студии.

– Как вы проводите время, когда остаетесь вдвоем?

Иногда Аленка вырывается, говорит: «Пошли уже куда-нибудь сходим, хотя бы в кино»! Но обычно это происходит поздно вечером, когда мы оба просто изнеможенные…

Днем договариваемся, что вечером куда-то сходим, но по приходу домой понимаем, что уже никуда идти не можем. Заказываем пиццу, и на этом все заканчивается.

Если появляется свободный день, проводим его в кругу семьи. У нас даже собраться и выпить с кумовьями получается от силы раз в году!

– Друзья обижаются на вашу вечную занятость?

Обижаются, конечно. Это уже стандартная ситуация, когда звонит кум, а у меня не получается трубку взять!

– Есть какие-то события из жизни Ромы, которых вы очень ждете?

Я очень жду, когда Рома повзрослеет, когда он, попробовав все, наработав как хороший, так и плохой опыт, определится, чем будет заниматься в жизни, для чего он живет и чего хочет. Это очень важно! Потому что многие люди даже к старости не понимают, чего хотят от жизни. Я хочу в какой-то момент увидеть: передо мной молодой человек, сформировавшаяся личность, со своей точкой зрения, принципами. А дипломы, «пятерки» – это все мелочи, мудрее человек от этого не становится. И я хочу, чтобы момент становления прошел мягко, без ущерба для него.

А.: Для родителей ребенок до старости остается ребенком. Им всегда кажется, что мы чего-то не понимаем, не знаем, чего-то не попробовали, они пытаются уберечь нас, чтобы мы не наступали на те же грабли. Наверное, я буду такой же, хотя у каждого свой путь. Не могу сказать, что я жду какого-то конкретного события, потому что рядом с Ромой каждый день чему-то учусь. Его непосредственности, искренности, человечности, доброте. Он не умеет врать и быть взрослым, он такой чистый и открытый, какими мы все были в детстве. Наблюдая за ним, я возвращаюсь к себе прежней.

– Вы планируете сравнять семейный счет? Пока у вас два-один в пользу мальчиков.

Конечно! Мы хотим много детей. А.: Да?

В идеале мы хотим иметь троих детей, просто всему свое время.

Читайте так же:

Comments are closed.