Янина Соколова. Мама Миа!

Телеведущая, журналист, актриса, киноман, идеальная жена, мама двух очаровательных сыновей Мирона и Николая недавно отпраздновала день рождения. Янина Соколова рассказала, как можно в 24 часа уместить то, что некоторые не в соотоппнн успеть за неделю.

Когда я первый раз позвонила Янине, чтобы договориться об интервью, она ответила мне эсемеской, что находится на Берлинале. Мы перенесли встречу до ее возвращения в Киев и встретились в канун дня рождения телеведущей в одном из кафе в центре города. И хоть времени у Янины было совсем немного, никакой торопливости или суеты в моей улыбчивой собеседнице я не обнаружила.

Знакомая многим украинцам по утренним эфирам на телеканалах «Интер» и «1+1», Янина уже шесть лет ассоциируется у зрителей с «5 каналом», на котором она задействована сразу в трех проектах: «Час новин», «Ранок на п’ятому» и в авторской программе «Юно з Яншою Соколовою». А еще она продолжает ходить на кинопробы, находит время на споры с супругом и даже на чтение в одиночестве. При том, что наша героиня могла бы спокойно находиться в декретном отпуске — ее младшему сыну всего полтора года. Как телеведущая все успевает, мы попросили рассказать в деталях — мелких, ярких, пикантных.

— Янина, сколько часов в твоих сутках?

Как и у всех, к сожалению, всего 24. Мне катастрофически не хватает времени, и это проблема с самого детства! Сейчас я веду сразу три проекта: «Юно з Яншою Соколовою», утреннюю программу и дневные выпуски новостей, а все свободное время провожу с детьми. Несмотря на юный возраст сыновей (Коле -четыре года, Мирону — полтора), они знают, что такое усердно работать. Ведь перед ними лучший пример — мама-трудоголик. Хочу, чтобы они, видя мой образ жизни, понимали: это и есть правильная модель — совмещать работу и отдых, карьеру и семью, походы в консерваторию и домашние хлопоты. То, что я берусь одновременно за несколько дел, не примета времени или желание объять необъятное, кому-то что-то доказать. Я хочу, чтобы сыновья в сознательном возрасте гордились мною и любили трудиться, и делаю для привития этой привычки максимум возможного.

— Ты воспитывалась по той же модели?

Да. Мама всегда была для меня примером. Я выросла без отца. Родители развелись, когда мне было три года. Все детство я наблюдала, как мама отчаянно работала, чтобы обеспечить нам достойную жизнь. Несмотря на свою занятость, она уделяла много времени моему развитию — водила на кружки и секции. После школы я шла в музыкальную школу два раза в неделю — в бассейн, потом на хореографию или танцы, хор при школьном кружке украинской песни. Я привыкла жить в бешеном темпе.

— Как выглядит твой бешеный темп?

Ну, к примеру, сегодняшний день: я проснулась в шесть утра, собрала старшего в сад, сделала завтрак младшему, по приходу няни ответила на важные письма по кинопроекту, позже занесла анализы младшего в лабораторию, в 11 часов была на «Новой почте», чтобы отправить посылку семье переселенцев из Краматорска, встретилась на продакшене с коллегами, которые делают фильм о киборгах Донецкого аэропорта, купила продукты для ужина, забрала стельки для обуви старшему и вот наконец встретилась с тобой… Это при том, что сегодня на работе у меня выходной (смеется). Поэтому, когда я слышу жалобы коллег, засыпающих на рабочем месте, мол, так плохо спала, что не успела перед работой в бассейн сходить, не понимаю, о чем они говорят? — Сколько ты обычно спишь?

Сплю мало. Очень мало, и это большая беда, я чувствую перманентную легкую усталость. Раньше, когда я вела утренние эфиры на каналах «1+1» и «Интер», мне не было и 25-ти. Я была молода, полна энергии, не обременена никакими заботами. Сейчас у меня двое детей, причем Мирона я еще продолжаю кормить ночью два раза, и последнее кормление у нас в полвторого, а встаю я максимум в восемь утра, потому что в это время просыпается Коля и начинаются рабочие звонки…

В общем, шести часов сна мне катастрофически не хватает. Высыпаюсь я только в командировках на фестивали и иногородние интервью.

— А как же фестивальные вечеринки, разве не на них происходит самое интересное?

У меня с этим плохо. Не хожу вовсе. Я потрачу время на событие, если оно касается кино, или мероприятия, в которых участвуют мои дети. Вечеринки мне неинтересны и никогда не были интересны, даже когда я была студенткой театрального. Громкая музыка, клубы дыма и гламурное общество меня утомляют. Я не ходила на вечеринки ни в 18, ни в 25, ни в 30. В студенческие годы мне некогда было на них ходить. Я же иногородняя -переехала в Киев из Запорожья. Из-за маленькой стипендии была вынуждена подрабатывать — пела в ресторане по ночам, а с утра шла на пары. Позже пришла к мысли, что подобные мероприятия — пустая трата времени. Вот такой я «нудотик».

— У тебя два диплома: первый — психолога, второй — актрисы. Как в этой истории появилось телевидение?

Я всегда мечтала работать только на телевидении. Считала, что это мое призвание и предназначение. В 18 лет работала на местном телевидении в Запорожье, а уже после поехала поступать в институт Карпенко-Карого. Поступила лишь со второй попытки. В первый раз была просто не готова. Мне-то казалось, что меня возьмут, потому что просто не могут не взять. Вернулась домой и поступила в Запорожский национальный университет на факультет психологии театрального искусства, есть там такая странная специальность, чтобы через год все-таки снова штурмовать — и на этот раз успешно актерский.

— Я запуталась: ты мечтала о телевидении, но поступала в театральный и на психолога. Не проще было бы сразу пойти учиться на журналиста? \>

Не проще. Да и не за чем, как выяснилось позже. Объясню. После школы я объективно оценивала свои шансы. Я окончила физико-математическую гимназию, поступить на бюджет мне бы не позволили знания, а на контракт не было средств. Поэтому я решила учиться профессии, которая помогла бы мне получить навыки, нужные для работы в кадре, и знания психологии для общения с людьми. Мне нравился театр. Но я никогда не болела им. Мне казалось: слишком просто быть актрисой. Хотелось воздействовать не только на души, но и на мысли людей. — Только не говори, что ты заморачивалась по этому поводу! будучи студенткой.

Нет, конечно, я пришла к этому не сразу. Я была обыкновенной студенткой, разве что очень усердной и целеустремленной. У меня одной из курса красный диплом. Обычно профессия актера не предполагает всеобщей усердности. Я с первого курса бегала на всевозможные кастинги, числилась в базах актеров и телеведущих… и уже на втором курсе, после полугодичных поэтапных проб и записей, меня взяли работать на «Интер».

— Голова не закружилась?

Еще как. Знаешь, когда я поступила в институт Карпенка-Карого, мне казалось, что я народная артистка. А когда меня взяли на «Интер» — что я как минимум уже Алла Мазур. (Смеется) У меня была эйфория! Только представь: после масштабного и длительного кастинга, в котором принимали участие зубры украинских медиа, ведущей взяли меня, студентку. Мне платили по студенческим меркам громадную зарплату и снимали трехкомнатную квартиру в центре города. На проекте 50 человек команды, на эфире пять «опекунов»: один делает прическу, второй гримирует, третий знакомит со сценарием, четвертый готовит завтрак, пятый — мой теперь уже кум, телеведущий Олег Панюта — смешит до боли в животе. Еще вчера я жила в общежитии, делила комнату с тремя девушками, вечерами старалась найти тихий угол, чтобы поработать над пьесой, но все срывалось, когда пьяный однокурсник приходил регулярно выбивать нам двери, путая наш этаж со своим… И вдруг я попадаю в рай, каким он мне мог представляться на тот момент! (Улыбается) — Твой успех — случайность или закономерность?

Ничего случайного не бывает. Кузьма в одном из интервью, которых после его смерти напечатали уйму, сказал: «Усердная работа рано или поздно приводит к результату. Поэтому ждать, что кто-то придет к тебе домой и даст денег за твою гениальность, глупо. Надо пахать». Готова подписаться под его словами.

Андрей и мой муж Володя, кстати, были очень дружны. Они из одного города, учились в одной школе, мама Кузьмы преподавала Володе музыку.

— Янина, а как ты познакомилась с будущим мужем, точнее, где? Вечеринки исключены, ты же их не любишь.

Мы познакомились как раз благодаря вечернему застолью. Шел третий час церемонии вручения премии «Телетр1умф», мы с моей подругой, дизайнером Оксаной Караванской, засыпали, не помогал даже буфет, поэтому решили выпить кофе в кафе рядом с Оперным. Оксана была с мужем Богданом. В ресторане «Дежавю» Богдан встретил своего друга, который был еще с одним другом, моим будущим мужем Владимиром. Мы сдвинули наши столики и прекрасно провели вечер. После я подвезла Володю, на тот момент у него еще не было машины. Мы обменялись номерами телефонов, и спустя месяц он позвонил мне. Так начались наши отношения.

— Вы долго встречались? Полтора года, не больше. Мы с

Володей очень прямолинейные люди: да — да, нет — нет. У нас не было бурного романа, конфетно-букетного периода, встреч при свечах, миллионов алых роз.

— Ты в этом нуждалась?

Нет. Я девушка конкретная. То есть мы посещали вместе рестораны, кино, концерты, но это было посвящение в мир интересов друг друга. Для прочных и долгих отношений мужчине и женщине надо быть друзьями -любовь и страсть проходят.

— Янина, ты производишь впечатление серьезной и вечно занятой девушки. Как можно к тебе подступиться?

Правда? Наверное, так. Но Володя еще серьезнее, чем я. До сих пор иногда по его выражению лица не сразу понимаю: он очень сосредоточен или за что-то обижен на меня? (Улыбается) Мой муж — замглавы правления «Ощадбанка», в свое время он был замминистром финансов. Он старше меня на 12 лет, очень честный, порядочный и образованный: Володя — выпускник Могилянки и Гарвардского университета. И всего муж добился собственным трудом и усердием. Он из скромной семьи из маленького городка на западе Украины.

— Он с Западной, ты с Восточной Украины. На каком языке вы разговариваете дома?

Володя воспитывался в семье с украинскими патриотическими традициями, я из Запорожья, выросшая на творчестве Макаревича и «Любе», смотревшая «ОРТ» и фильмы Михалкова. (Сейчас это все, конечно, звучит даже смешно.) Дома мы говорим только по-украински. Если же я случайно перехожу на русский, муж либо сердится, либо делает вид, что не слышит меня. Но когда в нашей семье время от времени возникают ссоры, я перехожу на русский язык, и это подогревает еще больше нашу размолвку. (Улыбается)

— По каким поводам вы обычно «шумите»?

По разным, причем эмоционально. Но мы не ссоримся, а спорим. Поводов много, как у всех: от неправильно сложенной посуды в посудомоечной машине до действий экс-главы Нацбанка Гонтаревой по стабилизации курса доллара. (Смеется)

— Есть женские занятия, которые тебе интересны?

У меня есть болезнь, с которой я пытаюсь бороться. Люблю ходить по магазинам, даже если ничего не собираюсь покупать. И что еще страшнее — обожаю возвращать купленное… На полном серьезе! Недавно объездила весь Киев в поисках удобной куртки. Нашла не сразу. То, что нравилось, дорого. Не могу я тратить баснословные деньги на одежду сейчас. Не потому что не зарабатываю, а потому что кто-то в это же время в Украине вынужден голодать. Куртку в результате купила, а через день вернула — не подошла. И так радовалась, что вернула! Наверное, даже больше, чем когда купила ее! (Смеется)

Еще люблю вечером, уложив детей спать и разобрав на кухне «армагеддон» (он всегда у нас творится после семейного ужина), почитать или посмотреть кино в одиночестве. Мне интересно оставаться наедине с собой. Я люблю одна гулять, ездить на прогулки или выставки. Никогда специально не ищу компании. Кто знает, может, так проявляется социопатия? В детстве на уроках рисования я рисовала деревья, на которых было мало веток, и учительница говорила, что так проявляется начальная стадия аутизма и отстранения от внешнего мира.

— Книжно-киношный вопрос. В картине «Чтица» француженке Миу-Миу досталась роль «чтицы по вызову». Кого и с каким произведением в руках ты бы хотела видеть на месте Миу-Миу?

Думаю, я бы выбрала произведение Юрка Издрыка.

— Но он же такой вредный! Ужасно вредный, как, впрочем, и Ирена Карпа! Я дружу с Иреной. Наши дети поют в одном коллективе, мы их отводим, забираем и общаемся. Я читаю ее книги, они мне нравятся. Вот Ирене присуща та самая вредность, что и Издрыку. Смачные украинские выражения, описывающие нашу не всегда оптимистичную, но очень забавную реальность. И мне это импонирует. А читал бы, пожалуй, кто-то из актеров. Не люблю, когда «бу-бу-бу», мне нравится чтение со смыслом. Наверное, это был бы британский актер Бенедикт Камбербэтч. У него очень красивый голос!

— Ты строгая мама?

Как сказать. С Колей мы друзья. Я не угрожаю ему, не ставлю в угол, у нас действует система договоренностей. Если Коля имеет тенденцию к плохому поведению и тенденция подпитывается плохим поведением, я говорю: «Коля, извини, но если ты и дальше будешь поступать так плохо, я буду вынуждена забрать у тебя пианино «Ямаха» и отнести его Ирине Билык на пятый этаж».

И мы легли вечером в кровать, выключили свет и перед сном слушали песни тети Иры. Я вспомнила, как мне было 11 лет, я купила ее только вышедший альбом «Фарби», принесла домой, открыла балкон, и весь двор слушал эти «фарби». (Смеется) А сейчас тетя Ира живет на пятом этаже, мы с Колей можем спуститься и просто попеть ей колядки.

— Ты очень терпеливая мама, раз у тебя хватает терпения слушать «Ямаху», а не спрятать ее на антресоль!

У Коли есть наушники — они все решают! (Смеется) Иногда он не надевает их, хочет, чтобы все услышали, как он хорошо играет и замечательно поет. Вот тогда мы, конечно, по 40 раз слушаем одну и ту же песню.

— А в целом ты терпеливая? Терпеливая только по отношению к моим детям. Понимаю, что терпение — залог успеха в воспитании детей. В работе -нет. Представляю, что обо мне говорят коллеги-халтурщики. Такие есть везде. Знаешь, люди, которые нехотя выполняют свою работу, словно делают тебе одолжение. И вот когда твоему терпению приходит конец, а со мной это случается очень быстро, ты говоришь, что думаешь. Сто раз убеждалась в истинности вечного правила: хочешь сделать хорошо — сделай это сам!

Комментарии запрещены.

Последние публикации