Кира Найтли. Далее по списку

Возраст? В конце марта ей исполнится тридцать. Количество лет в статусе голливудской звезды? Двенадцать.

Следующий пункт в списке? Стать мамой. Кира Найтли рассказала нам, из чего сегодня состоит ее жизнь.

Ровно за две недели до того, как Кира Найтли официально подтвердит, что в свои тридцать впервые станет мамой, мы сидим с ней в тихом лондонском баре. Нельзя сказать, что новость о беременности стала для всех большой неожиданностью. В мае 2013 года Кира вышла замуж за вокалиста группы Klaxons Джеймса Райтона, и они производят впечатление абсолютно счастливой пары («Он один из самых сладких мужчин на свете!»), а в последнее время Найтли стала все чаще надевать свободные вещи. И сейчас, не обсуждая тему ребенка в открытую, Кира не пытается скрыть беременность. Она счастлива и расслабленна, и большую часть нашего разговора держит руку на животе, словно оберегая его. Несмотря на вечер пятницы и нашу долгую съемку с огромным количеством вещей Chanel, единственный шипучий напиток, который она сегодня пьет — вода Perrier. Мы обсуждаем документальный фильм о родах One Born Every Minute британского канала Channel 4. Когда я говорю о том, как здорово, что столько людей не боятся рожать на камеру, ее глаза в ужасе округляются: «Разве здорово? Когда это видео смотрит женщина, ее единственной мыслью становится: «О боже, не-е-е-ет!» Справедливо.

За последние десять лет Кейра снялась для семи обложек — больше, чем кто-либо другой за это же время. Рассматривая наши фотосессии хронологически, можно проследить, как из кумира тинейджеров она превращается в элегантную звезду. А на бэкстейдже съемочной площадки команда наблюдала за тем, как из застенчивого подростка Кейра становится уверенной в себе, гармоничной женщиной. Она на удивление дружелюбна — как для человека, которого в прошлом высмеивали за его холодность и замкнутость. Смеется и по-доброму утешает меня, когда я пугаюсь (как оказалось, зря), что сломался диктофон: «Все будет в порядке, обещаю. Можете просто придумать все остальное!»

На самом деле Кире всегда есть что сказать. Она заявила о своей феминистской позиции, бесплатно снявшись в 2009 году в социальной кампании против домашнего насилия Women’s Aid. Она обезоруживающе честно рассказывает о своих комплексах, временами угрожавших ее карьере и самооценке. «До 25 лет меня пугало абсолютно все», — призналась она в прошлом году. Когда я спрашиваю о чувствах, которые она испытала, когда в 20 лет ее номинировали на «Оскар» (за роль в «Бордости и предубеждении»), она искренне не может этого вспомнить: «В то время я постоянно работала на ночных съемках, так что дома просто валилась без сил в кровать. Это была безжалостная работа без передышки».

Те дни позади, потому что она приняла такое решение. Впервые за долгие годы в ее ежедневнике не значатся съемки, и актриса занялась ремонтом дома на севере Лондона, который они с Джеймсом приобрели в прошлом году. Теперь ее больше волнует скорость строительных работ, чем настроение на съемочной площадке. Хотя сценарии, конечно, все равно приходят. «Мои принципы работы всегда были простыми: я выбираю все, что меня интересует. Если это интересует меня, значит, я такая не одна. И все же несколько раз я ошибалась». Но на данный момент ее приоритеты — дом и ребенок.

Спустя 38 минут интервью Кейра замечает, что после съемки исчезло ее обручальное кольцо. Оно осталось в кошельке ассистента, куда его положили для сохранности. Забавно, что Найтли обнаруживает пропажу, когда я спрашиваю у нее — актрисы, состояние которой оценивают в 30 миллионов фунтов, — насколько она привязана к материальному миру. «Вот вам и ответ», — смеется она. Примерно через час, когда ассистент с золотым кольцом Киры выходит из лондонского автобуса в заснеженный пейзаж, в точности как в фильме «Реальная любовь», она с улыбкой благодарит меня: «Вы спасли мой брак!»

Я думаю, звездная болезнь не настигнет ее и в грядущий день рождения. «Все считают, что когда тебе исполняется тридцать, это невероятно важно, как будто ты проснешься совершенно другим человеком, но я никогда не относилась к этому так», — говорит она. Подводя итог своим тридцати годам (и десятилетнему юбилею наблюдения за историей актрисы), Кира рассказывает о людях, местах и событиях, которые формировали и вдохновляли ее.

Мы просто не воспринимаем рождение ребенка всерьез, и это настоящий позор. Я считаю удивительным то, что половина человечества переживает такое грандиозное событие — и никто не поднимает вокруг этого много шума. Не могу вспомнить ни одного фильма о рождении ребенка — в основном все снимают о смерти или страданиях. Мне никогда не приходило в голову, что если моя мама зарабатывает больше, чем папа, это должно считаться странным. Я имею в виду, почему это должно восприниматься как проблема? Их отношения всегда были партнерскими. Длительное время моя мама (драматург и сценарист Шарман Макдональд) была главным кормильцем в семье. Мой папа (актер Уилл Найтли) всегда спокойно к этому относился и поддерживал ее.

Меня должны были назвать Кирой в честь российской фигуристки, которую показывали по телевизору. Она понравилась моему папе, и он выбрал ее имя для меня. Но когда мама пошла регистрировать меня, оказалось, что она не сильна в транскрипции, и случайно перепутала буквы, написав «ei» вместо «ie» (на английском имя Кира должно звучать Kiera, а актриса по документам именуется Keira ). Ясное дело, когда она вернулась домой, отец сказал: «Что за черт?! Ты неправильно записала ее имя!» Но что уже поделаешь? Что записано на бумаге, то записано. И это я. Ошибка в написании. Мой брат Калеб большой чудак. Я люблю его. Он шумовик (актер, который голосом подражает различным повседневным звукам в фильмах, на телевидении и радио) и много работает для радиостанции ВВС Radio 4. Он очень музыкален и какое-то время играл в группах; был мат-рок-ударником. Моего мужа очень впечатляет такой факт — наверное, это очень сложно. Мозг Калеба работает совсем не так, как мой, — я не понимаю того, что делает он, а он не понимает того, что делаю я. Но мы идеально подходим друг другу как брат и сестра.

Группа Klaxons просто восхитительно играет вживую. Энергия, которую они выдают, играя каждый вечер, поразительна. Они находятся в постоянном движении.

Всегда будут люди, уверенные в том, что вы не сможете что-то сделать или что вы недостаточно хороши. Не важно, личные это отношения или профессиональные, вас обязательно коснется негатив или неудачи. Мир — очень странное место, и вам приходится учиться в процессе. Можно упасть на дно, а потом понять, что вы в состоянии подняться и выжить. Очень важно вспоминать это в те моменты, когда вы на дне. Нарушайте правила. Я всегда ненавидела идею, что носить нужно только то или другое. Я ненавидела это в школе и стараюсь избежать этого, будучи взрослой. Если вам хочется надеть на голову гребаный цветочный горшок и это делает вас счастливой, то возьмите и наденьте.

Когда у меня были трудности с чтением, мама поощряла меня актерством. Мне разрешалось пойти на пробы, только если мои оценки улучшались или держались на уровне. Если они ухудшались, мне запрещалось посещать кастинги. Учитывая, что актерство всегда было единственной вещью, которой я хотела заниматься, метод оказался гениальным.

Помада — это доспехи в нашем мире. Когда мы росли, у мамы была такая традиция: если что-то шло не так или у нее был ужасный день на работе, она красилась красной помадой. Я до сих пор остаюсь верной этой традиции. Если делаешь что-то сложное, по-настоящему яркий цвет очень помогает. А накрасить губы на самом деле проще всего. С носом такое не пройдет. Карл Лагерфельд на самом деле очень милый. Удивительный. Я имею в виду, что… м-м-м, несмотря на его возраст, он до сих пор относится к своему делу с такой отдачей, и это очень вдохновляет. Как и сама мысль о том, что у него до сих пор хватает энергии делать, если не ошибаюсь, шесть коллекций Chanel в год. Он всегда стремится вперед. Еще он работает для Fendi и, кроме этого, занимается собственной линией. Это сумасшествие! Реклама недвижимости? Обожаю ее. Я постоянно провожу время в интернете, рассматривая дома. В этом виноваты родители, которые в детстве купили мне домик для кукол. Я никогда не остаюсь на одном месте очень долго. Мне кажется, пространство, в котором ты живешь, оказывает на тебя огромное влияние. Актриса во мне говорит: «Кем бы я была, если бы жила в этом месте? Изменюсь ли я, если поеду туда?»

Вы помните эту сцену во «Влюбленном Шекспире», когда все идет наперекосяк и театр собираются закрыть, а затем благодаря неожиданному указу его открывают в последнюю минуту? Это очень напоминает мне всю мою карьеру. Нужно верить, что в конечном итоге все будет хорошо. И даже если не хорошо, то все равно будет в порядке. Коко Шанель была бойцом, что делает ее очень интересной личностью, потому что бойцы никогда не бывают нравственными в полной мере. Меня Шанель всегда интересовала, особенно учитывая особенности времени, в котором она жила. Ее бросили в приюте, затем она подрабатывала уличной певицей и официанткой в кафе. Та напористость, которая потребовалась ей, чтобы добиться всего, поразительна — даже не упоминая мужчин, встречавшихся ей на пути.

Мой полуторагодовалый племянник — невероятный! Он еще не умеет разговаривать, но уже берет мой телефон, снимает блокировку и фотографирует сам себя. В памяти телефона больше его селфи, чем чего-либо другого.

Комментарии запрещены.

Последние публикации